Аудитория памяти А.Н. Михеева

МИХЕЕВ

Анатолий Николаевич

03.06.1911 – 21.09.1941

г. Кемь – Малая Родина

 

Родился Анатолий Николаевич Михеев 3 июня 1911 года в городе Кемь, в семье сторожа ремонтной железнодорожной бригады. Кемь - древний город. Первое упоминание о Кеми относится к 1450 г., когда новгородская посадница Марфа Борецкая пожертвовала ее в вотчину Соловецкому монастырю.

В 1657 г. на острове Малый Лепостров появилась мощная деревянная крепость - Кемский острог. Одна из его башен сохранялась до конца XIX века, но к 1916 году ее уже не было. В 1785 г. указом Екатерины II Кемь стала уездным городом. Город был построен на берегу реки Кеми, от которой и получил своё название. Предполагается, что гидроним «Кемь» происходит от древнего слова кем или хем, означающего большую реку, которое встречается на значительной части Евразии.

Образование

В 1914 году семья А.Н. Михеева  переезжает на постоянное место жительства в Архангельск. Именно там прошло детство и школьные годы А.Н. Михеева. Анатолий Николаевич Михеев учился в школе 2-й степени – преемнице земских старорежимных школ — самом распространённом типе начального учебного заведения Российской империи с конца 1870-х годов по 1917 год, которую окончил в 1927 году и трудоустроился чернорабочим на лесозаводе станции Пермилово, где работал до 1928 г.

В 1932 году Анатолий Николаевич окончил Ленинградскую ОКВИШ им. Коминтерна, получив звание лейтенанта-инженера. В 1932 году, по окончании ОКВИШ им. Коминтерна, А.Н. Михеев приступил к командованию саперным взводом, затем саперной ротой отдельного саперного батальона СК (Украинский ВО) и почти сразу приступил к обучению в 4-й пограничной школе НКВД. В 4-й пограничной школе ОГПУ-НКВД (Саратов) Анатолий Николаевич служил на должностях курсового командира саперно-механизированного дивизиона, а после командира-руководителя оборонительных и необоронительных построек. Следующим этапом профессионального становления А.Н. Михеева стала учеба в Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева, с 4 курса которой в феврале 1939 года он был направлен в военную контрразведку и назначен начальником Особого отдела НКВД СССР Орловского военного округа.

На службе в органах госбезопасности

С началом германо-польской кампании А.Н. Михеева перебрасывают почти что на передовую – возглавлять военную контрразведку Киевского особого военного округа. Приходилось в том числе бороться с националистическим подпольем, связанным с иностранными спецслужбами.

В феврале 1939 года Анатолий Николаевич возглавил Особый отдел НКВД СССР Орловского военного округа, затем, в августе того же года, – Киевского особого округа.

Капитан госбезопасности (сентябрь 1939). С августа 1939 года — начальник Особого отдела НКВД СССР Киевского особого военного округа. Участник Советско-финской войны (1939—1940). В апреле 1940-го Анатолий Николаевич получил орден Красной Звезды.

С 23 августа 1940 года — начальник Особого отдела в Центральном аппарате Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, майор госбезопасности (7 сентября 1940).

Начальник 3-го Управления НКО СССР. С 13 февраля 1941 года — начальник 3-го Управления НКО СССР (бывшая военная контрразведка, переданная из состава НКВД в военное ведомство), дивизионный комиссар (майор государственной безопасности - февраль 1941).

Во время службы в 3-м Управлении НКО СССР А.Н. Михеев осуществлял общее руководство следствием по т. н. «Делу авиаторов» - серии арестов высокопоставленных офицеров авиации 18 мая-12 июля 1941 г.  (П.В. Рычагов, Я.В. Смушкевич, П.И. Пумпур, А.Д. Локтионов, Ф.К. Аржанухин, Володин, И.И. Проскуров и др.), обвиняемых в плохой организации и руководстве военно-воздушными войсками, приведшей к высокой аварийности. Итоги большой работы, проведенной чекистами за неполных два месяца, грандиозны – порядка полусотни подозреваемых и более двадцати обвиняемых офицеров ВВС СССР.

Анатолий Николаевич Михеев также проводил расследование по докладу начальника особого отдела 10-й армии на маршала Г. И. Кулика, вырвавшегося из Белостокской «мясорубки». 17 июля 1941 года А. Н. Михеев направил на имя Г. М. Маленкова документы с многочисленными обвинениями в адрес Г.И. Кулика («явно шпионское окружение по линии бывшей жены», «вредительская деятельность на посту начальника ГАУ по срыву снабжения РККА всеми видами вооружения», «причастность к антисоветскому заговору» на основании показаний расстрелянных несколько лет назад С. П. Урицкого и Г. И. Бондаря, восхваление немецкой армии и трусость в окружении). Документ завершался предложением немедленно арестовать Г.И. Кулика.

На передовой

С началом войны нагрузки на военную контрразведку ещё более возросли, при этом её работа оценивалась руководством СССР в целом высоко. Анатолию Михееву присваивают звание комиссара госбезопасности 3 ранга, в том числе и за личное мужество (19 июля 1941 года). Он один из немногих руководителей, который в начале июля лично выехал из Москвы на фронт, чтобы оценить сложившуюся обстановку.

Видимо, тогда у начальника контрразведки А.Н. Михеева и созрело решение – он, как чекист, как военный профессионал, должен быть в войсках действующей армии. Сталин удовлетворил просьбу молодого комиссара госбезопасности и отправил его на сложнейший участок, назначив руководить особым отделом Юго-Западного фронта.

В первый же день на фронте, 20 июля, Анатолий Николаевич, комиссар государственной безопасности 3-го ранга прибыл на позицию одной из рот, в которой после отражения за день десяти танковых атак противника осталось всего 8 человек, и лично принял участие в отражении очередной атаки.

После возвращения в ближайшие тылы начальник Особого отдела Юго-Западного фронта собрал оперативный состав и довел одно из основных требований Государственного Комитета Обороны к военным контрразведчикам: совместно с командирами и политработниками бороться за поддержание высокого боевого и морального духа войск.

Уже на второй день своего пребывания в войсках – 21 июля, выполняя директиву из Москвы, А.Н. Михеев приказал сформировать несколько десятков оперативных групп для оказания помощи командованию фронта в наведении порядка в прифронтовой полосе. Опергруппы обеспечивали порядок на переправах через Днепр и на железнодорожных станциях, примыкающих к линии фронта; военные чекисты способствовали продвижению эшелонов и транспортов с оружием, боеприпасами и личным составом на передовую, а с ранеными, детьми, женщинами и стариками – в ты. Стоит отметить, что на Юго-Западном фронте эта работа была организована раньше, чем на других фронтах, и несомненная заслуга в том принадлежала комиссару госбезопасности Михееву.

Необходимо отметить, что комиссар госбезопасности выполнял не только контрразведывательные, но и разведывательные функции. Приходилось также организовывать переправы через водные преграды, срочно переформировывать части и отправлять их на фронт, проводить работу по пресечению паники и дезертирства. Впоследствии Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян, воевавший вместе с Михеевым, вспомнил в своих мемуарах слова Анатолия Николаевича о том, что место чекиста в условиях войны – на самых опасных участках борьбы с врагом. Он может и должен сражаться как солдат, но при этом никогда не вправе забывать о своих основных обязанностях.

Вот что говорил Михеев чекистам: «При прорыве обороны противником и вынужденном отходе оперработник обязан предотвратить панику, бегство, разброд. Он имеет право лишь на организованный отход в боевых порядках. В любом случае он должен показывать личный пример мужества и стойкости… Армейский чекист в критический момент боя должен заменить выбывшего из строя командира, не говоря уже о политруке».

В том, что к концу июля командованию Юго-Западного фронта удалось существенно изменить настроение войск и не допустить сдачи противнику столицы Украины, была немалая заслуга чекистов, и в первую очередь начальника Особого отдела фронта Анатолия Николаевича Михеева.

9 августа около 30 немецких танков и полк пехоты, прорвав оборону на левом фланге Киевского укрепрайона, захватили хутор Совки – пригород Киева. Это означало реальную угрозу вступления немцев в город, захвата мостов через Днепр, окружения советских войск западнее Киева. Задача уничтожить противника была возложена на десантную бригаду полковника Родимцева и 206-ю стрелковую дивизию - вернее, на то, что от нее осталось после ожесточенных боев…

Поднять людей в атаку в тех условиях можно было только личным примером, и тогда командующий фронтом генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос обратился к начальнику Особого отдела. Комиссар госбезопасности А.Н. Михеев вместе с оперработниками прибыли в расположение частей, чтобы помочь командирам подготовить их к бою. Непосредственное руководство операцией принял на себя Анатолий Николаевич - человек с академическим военным образованием.

21 августа фашисты нанесли мощный удар по правому флангу фронта и прорвали его, развивая наступление. 15 сентября гигантское кольцо вокруг четырёх советских армий замкнулось. В окружении оказались штаб фронта, военный совет, особый отдел Юго-Западного фронта.

Героическое сопротивление

Вечером 19 сентября по приказу А.Н. Михеева все оперработники - 62 человека - собрались на южной окраине села Городищи. Начальник Особого отдела объявил решение командующего: прорываться из окружения. Были сформированы две группы прорыва: первая - из чекистов, вторая - из пограничников.

Семь работников Особого отдела во главе с Михеевым осталась с командованием фронта. Потеряв 10 человек, чекисты прорвали окружение, переправились через реку Многа и вышли к селу Мелехи, где соединились с пограничниками. К Военному совету были посланы 2 пограничника с донесением о том, что путь из Городищ свободен. Однако из-за неисправности мостов командованию фронта не удалось форсировать Многу, а потому отряду М.П. Кирпоноса, в составе которого следовал и А.Н. Михеев, пришлось отклониться на запад от того маршрута, которым прошли чекисты.

Утром 20 сентября командующий приказал своему отряду, численность которого составляла около 800 человек, укрыться в урочище Шумейково неподалеку от хутора Дрюковщина Лохвицкого района Полтавской области, чтобы ночью продолжить прорыв. Но появился немецкий самолет-разведчик… Через некоторое время урочище со всех сторон окружили танки и пехота противника, фашисты открыли артиллерийско-минометный огонь. Бой продолжался целые сутки.

Не раз водили людей в бой комиссар госбезопасности Михеев, дивизионные комиссары, генералы и сам командующий фронтом генерал-полковник М.П. Кирпонос. Контратаки заканчивались яростными рукопашными схватками, однако прорваться через многократно превосходящие силы врага наши бойцы не могли…

В одной из контратак Анатолий Николаевич был ранен в ногу, а потому потом ходил врукопашную, опираясь на палку. Своим мужеством и героизмом комиссар госбезопасности вдохновлял командиров и красноармейцев. Находящиеся с ним чекисты, командиры и красноармейцы постоянно видели начальника Особого отдела рядом с собой.

В течение всего дня окруженный отряд командующего войсками фронта генерал-полковника М.П. Кирпоноса отчаянно отбивал вражеские атаки, а ближе к вечеру М.П. Кирпонос приказал Михееву сформировать группу прорыва из окружения.

Но тут внесла свои коррективы судьба: через несколько часов командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник М.П. Кирпонос, начальник штаба, другие генералы и офицеры 5-й армии героически погибли. Командование уцелевшим отрядом принял на себя Михеев.

Было ясно, что следует прорываться, и потому в ночь на 21 сентября группа Анатолия Николаевича с боем вырвалась из урочища и направилась по направлению села Жданы Сенчанского района (ныне Лубенский район, Полтавская область). При прорыве Михеев был ранен в голову осколком мины.

Утро 21 сентября застало группу в двух километрах юго-западнее села, и здесь на поле, в копнах, решено было дожидаться вечера. Но через некоторое время появились шесть немецких танков и около взвода солдат, которые начали поджигать копны и расстреливать выбегавших из них красноармейцев.

Несмотря на ранение, Михеев продолжал руководить оставшимися в живых чекистами, которые начали с боем отходить к оврагу. Но уйти не удалось – вскоре овраг был окружен противником, и здесь чекисты приняли свой последний бой. Отстреливаясь до последнего патрона, геройски погибли комиссар государственной безопасности 3 ранга Анатолий Николаевич Михеев, его заместитель старший майор госбезопасности Н.А. Якунчиков, дивизионный комиссар Никишев, начальник Особого отдела 5-й армии майор госбезопасности И.М. Белоцерковский и еще несколько пограничников… Тридцатилетний начальник Особого отдела Юго-Западного фронта Анатолий Михеев воевал только два месяца и один день. Теперь на том месте, где приняли свой последний бой чекисты, стоит памятник.

Память

 

В 2017 году ветераны военной контрразведки увековечили память Анатолия Михеева на его малой родине.

Памятный бюст Анатолию Николаевичу Михееву установлен в карельском городе Кемь у белого моря. Именно здесь родился комиссар госбезопасности 3-го ранга, начальник 4-го (особого) отдела ГУГБ НКВД СССР 3-го управления НКО СССР (военная контрразведка), а после начала Великой Отечественной войны – особого отдела юго-западного фронта, отдавший жизнь за родину 21 сентября 1941 года.

 

При подготовке материалов использовались материалов из открытых источников:

https://bigenc.ru/geography/text/v/2060213

http://www.prokudin-gorskiy.ru/album_list.php?ListID=214&AlbumID=5

http://www.vkr-veteran.com

https://oldsaratov.ru/photo/11144

https://pastvu.com/p/886675

https://pastvu.com/p/3135